Красно-коричневая Америка. Взгляд Антона Розенвайна

14 марта 2012 - Администратор
article1623.jpg

На постсоветском пространстве не принято обсуждать массовые протесты в США. Левые, да и правые тоже, так и не выработали чёткого мнения относительно происходящего на Уолл-стрит и созвучных ей топонимах, и отдают предпочтение вещам более понятным – правому террору в Европе или цветным революциям на Ближнем Востоке. Событиям, вписывающимся в толкиеновскую парадигму борьбы добра со злом, где остаётся лишь выбрать на какой стороне наши.

 

 

Что скрывается под маской вендетты

 

А что в Америке? На первый взгляд – то же самое. Хипстеры дерутся с полицией, сетевые анонимы взламывают сайты органов власти и спецслужб. Кампания ведется через социальные сети. Вот только чего хотят эти люди остаётся загадкой. Очевидно, речь идет о финансовом кризисе, безработице и войне на Ближнем Востоке. Между тем, активным фигурантом субкультурных протестов почему-то оказывается сенатор-республиканец Рон Пол, а за его спиной маячат фигуры бывшего Ку-Клукс-Клановца Дэвида Дюка, и темнокожего лидера Нации Ислама Луиса Фаррахана. До кучи, информационную блокаду в международных СМИ прорывает англоязычный пропутинский канал Russia Today. Что за бред – выругается постсоветский левый либерал, приученный презирать всевозможные «замеры буржуйского носа», защищать права секс-меньшинств, и ставить знак равенства между понятиями фашизм и патриотизм. Уж не продолжение ли это антиобамовских «Чаепитий»? И возвращаясь к теме перспектив рабочего движения в демократизированных Египте и Ливии, или героике анархистских баррикад Экзархии – он воздержится от каких-либо дальнейших оценок.

Между тем, революция в Америке – события в США, независимо от их дальнейшего успеха, носят революционный характер – неизбежно оставит след в мировой культуре, хотя бы в силу американской гегемонии. А значит игнорировать пласт политической культуры, вдохновлённый движением Оккьюпай как минимум недальновидно.

Первое, что шокирует в субкультурах Оккьюпай – это их красно-коричневый характер. Не радикальная левизна, как протесты в Европе, не радикальный консерватизм – такими были «чаепития», а красно-коричневый, в прохановской парадигме протестов 1993-го года.

«Наша власть не защищает интересы нашего народа, она стала марионеткой государства Израиль» – заявляет движение «Анонимус», объявляя войну лоббистской организации AIPAC. «За этим стоят масонские тайные общества» – добавляет, похожая на красное домино из романа «Петербург», маска «V–значит вендетта».

Впрочем, распространяемые в ютьюбе агитки движения «Анонимус» – это пропаганда. Культура – это, например, музыкальное сопровождение уличных мероприятий, или ютьюбы, которыми обмениваются активисты в социальных сетях. Разумеется, речь идёт не только о песнях Джонни Кэша, Боба Дилана, и Джона Леннона со всем остальными башлачёвыми 1960-х – это ещё и новые авторы, как анонимные, так и вполне реальные персонажи.

Неполиткорректные призывы к патриотическим ценностям, экономическому протекционизму и борьбе с жидо-масонским заговором озвучивают музыканты, идентифицирующие себя как коммунисты – не абстрактные «левые», имени Троцкого с Че Геварой – а именно коммунисты. Более того, коммунистическое искусство Америки, на этот раз представляют не психопатические студенты-любители ЛСД и группового секса, а вполне сознательные выходцы из афро-американских рабочих гетто. Люди с ярко выраженным классовым сознанием, и ходками на малолетку за спиной.

 

Контркультура в эпоху Коупленда

 

Но начнём по порядку – благополучная для Америки эпоха 1990-х предложила субкультурам жизненный формат, известный по роману Дугласа Коупленда «Поколение Х»: носители контркультурных идей замкнулись в своей личной жизни, и выбрав «мак-джоб» (работу в сервис секторе) вместо борьбы за место под солнцем, наслаждались тихой андеграундной деятельностью преимущественно по освоению киберпространства. Что, впрочем, полностью соответствовало актуальным в ту пору пацифистским, эмансипационным и автономным трендам анархизма. Потому выхолащивание контркультуры шло относительно безболезненно.

Такой формат сосуществования свободомыслящего индивида и либерального государства оказался, увы, лишь взаимовыгодной формой самообмана. При первом же столкновении радикалов с государством – это произошло во время саммита G-8 в Сиэтле – радикальные субкультуры были деморализованы и разгромлены, а анархистские организации инфильтрированы силами полиции и ФБР.

В итоге, даже война в Ираке не способствовала зарождению в США внятного проекта. Исключение составил лишь ажиотаж вокруг фильма «911 по Фаренгейту» – он, разумеется, не раскачал американское общество, но вбросил в него конспирологическую парадигму, материализовавшуюся позднее в антимасонской идеологии движения «Оккьюпай».

Афро-американская контркультура тоже переживала не простые времена. Вчерашний блатняк, прорвавшись на MTV и получив полноценное признание, столкнулся с кризисом. Вслед за взаимоуничтожившимися отцами-основателями, пришли представители так называемой Новой Школы, а её символом стал белый рэппер Eminem, в образе гламурного и талантливого идиота. Старая Школа, впрочем, тоже не стояла на месте. Она усиливала социальную и политическую составляющую, противопоставив гламуру образ «RBG» (Revolutionary but Gangsta), оставшийся, впрочем, глубоко андеграундным героем.

В конце 1990-х, Бензино – основатель старейшего хип-хоп издания Америки «The Source», объявил войну рэпперу Eminem. Культуролог и выпускник Гарварда, положил имя и карьеру, обзывая оппонента воришкой, укравшим афро-американскую культуру, навязавшим ей гламур и ценности корпоративного мира, и уничтожившим её контркультурную составляющую.

Бензино, всеми правдами и неправдами отстаивал свой взгляд. Он давил на авторов «The Source», толкал джинсу в другие издания, даже записал собственный, посвящённый этой проблеме альбом. Но, увы, безрезультатно. Релиз был назван худшим в истории хип-хопа, а сам Бензино продал принадлежавшее ему культовое издание, чтобы уберечься от банкротства.

В качестве альтернативы, Бензино предлагал собственный пул авторов: Dead Prez, Immortal Technique, Canibus, The Coup – рэпперов с остросоциальной лирикой, и внятной позицией в обществе. Участники Dead Prez состояли членами движения «Чёрных Пантер», Immortal Technique и The Coup – позиционировали себя как коммунисты. Они не стали мэйнстримом, но в таких городах как Нью-Йорк или Сан-Франциско, интересоваться мэйнстримом не принято – музыку покупают у проверенного чёрного в переходе. Поэтому, несмотря на отсутствие контрактов с ведущими лейблами они продолжали работать, походу осваивая альтернативные формы распространения музыки – даунлоуды, позднее ютьюбы и блогосферу.

 

Культура протестов

 

Протеже Бензино не добились музыкальных премий, но стали получать премии в области поэзии. Это прибавляло им статус, а их портреты регулярно украшали обложки «The Source» даже после его перепродажи. С приходом массовых протестов они, разумеется стали культовыми фигурами движения «Оккьюпай». К их акциям присоединились и молодые деятели вроде обладателя Грэмми Lupus Fiasco или британца иракского происхождения Lowkey.

Десятилетия в андеграунде определили конспирологическое мышление – должен же артист объяснить сложности в творческой реализации и регулярные подножки со стороны большого шоу-бизнеса на пути к популяризации своей, излишне радикальной лирики. Не обошлось и без казусов откровенно конспирологического характера – на обложке альбома The Coup «Party Music», группа изображалась на фоне взрывающихся башен-близнецов, а её лидер, Бутс Райли – нажимал кнопку детонатора на гитарной деке. Обложка была готова в июле 2001-го, и выпуск альбома планировался на вторую половину сентября. Изображение на альбоме адресовало к песне «Пять миллионов способов убить CEO (босса корпорации)», но после взрыва ВТЦ выход альбома пришлось отложить, а обложку переделать. Ну, как тут не задумаешься о конспирологии?!

До кучи, в 2005-м погиб промоутер The Coup Тарус Джексон. Он был убит при квартирном ограблении, по сценарию убийства Михаила Круга. В 2006-м автобус The Coup попал в аварию – музыканты остались живы, но концертная аппаратура была разбита.

Ещё одной характерной чертой движения и культуры «Оккьюпай» стала антисионистская направленность. Она неизбежно вытекает как из анализа внешней политики Америки, так и из специфики классового расслоения в её больших городах.

Эта совокупность факторов создала парадигму, весьма напоминающую раннюю постсоветскую: антисионизм, антимасонство, и антикапитализм. А борьба с израильскими лоббистскими структурами, как и в России начала 1990-х, объединила вчерашних непримиримых врагов – левых, патриотов, пацифистов и исламские движения. Протесты поддержало субкультурное студенчество, а также, потерявшие «мак джоб» неформалы и не успевшие свой «мак джоб» обрести хипстеры.

 

Конспирология – новый кошмар буржуазной Америки

 

Весь этот идеологический компот стал источником постоянной головной боли американского истеблишмента. Антимасонский дискурс разрушает веру в американскую двухпартийность, воинствующий пацифизм заставляет пробуксовывать дальнейшую экспансию на Ближний Восток, антисионизм осложняет отношения с влиятельными израильскими лоббистами, а уличное насилие всё чаще приобретает классовый или антисистемный характер.

В февральском выпуске программы 360 ведущий CNN и потомок Вандербилтов – Андерсон Купер – представил миру сочинение Джона Авлона «Ядро правого и левого: или как экстремизм захлестнул Америку». По мнению г-на Авалона, конспирологические теории, некогда размывавшие и дискредитировавшие протестные идеи, преломившись в интернете, и создали экстремизм нового типа. Не идейных борцов за социализм, окружающую среду, или расу, а фрустрированных индивидов, подталкиваемых к радикальным действиям безумными представлениями об устройстве мира.

Именно в конспирологии г-н Авалон узрел корень всех безобразий и зол – от нападений на полицейских до школьных расстрелов. За доказательствами дело тоже не стало – культура движения Оккьюпай оказалась настолько популярной, что едва ли можно отыскать молодого американца, который не скачал в айфон ни одной песни про банкиров-иллюминатов, не осудил в чате израильское лобби за пролитую кровь американских солдат и не задумался об альтернативных версиях небезызвестных событий 2001-го года. В числе наиболее крамольных идей г-н Авалон и указывает на источник безумия – альтернативные версии 9/11, теории о заговоре банкиров и масонском заговоре, антисемитизм. Досталось даже альтероисторическому сообществу братьев Кеннеди с охотниками за инопланетянами, но лишь для окончательной дискредитации недовольных защитой демократии в Сирии, Ливии и Иране. Впрочем, приплетать инопланетян – изобретение, в этом смысле, не новое. Как поёт Immortal Techniqe: «Это не теории заговора про пришельцев и жизнь на Марсе, а масонская пирамида на каждой долларовой бумажке».

 

По ком не звонит CNN

 

Изыскания г-на Авалона, признаюсь, выглядит не очень убедительно. Зато вооружившись его логикой можно было бы написать множество замечательных книжек: про связь рок-н-ролла с алкоголизмом, сапог UGG с проституцией, классической музыки с гомосексуализмом. Такая логика очевидно, способна напугать домохозяйку и школьного завуча, но едва ли она остановит безработного и студента от участия в радикальных протестах. Тем более не предостережёт от ознакомления с немэйнстримной информацией из твиттерных рассылок.

Зато помимо домохозяек у г-на Авалона нашлись более влиятельные сторонники – финансируемые AIPAC правозащитные и гуманитарные организации, вроде скандально известной Антидиффамационной Лиги, чья деятельность сводится к навешиванию ярлыка «антисемит» на всякого, кто берёт на себя смелость поднять вопрос о правах человека в Палестине. Эту позицию, с радостью поддержит и постсоветский грантоед независимо от его идеологической принадлежности – при этом левые будут лезть из кожи, хуже любых правых. Ведь признание актуальности красно-коричневой идеологии Оккьюпай для не их – западников, антипатриотов и антифы – равносильно признанию актуальности теории о «Русском социализме» Геннадия Зюганова или Александра Харчикова, в сравнении с идеями, продвигаемыми Noize MC или группой Барто.

Что поделать – гуманитарные фонды, финансирующие защитников прав и свобод, тоже получают пожертвования от структур AIPEC, JINSA, и от множества других, симпатизирующих государству Израиль благотворителей. К тому же, кому как не нам, постсоветским, знать, как меняется взгляд мировой правозащиты на подавление протестов, когда актуализируется красно-коричневой дискурс. Это ведь не запрет на посещение футбольных матчей для дам и не отправка на сутки борца с тоталитарным режимом – тут следует рассуждать диалектически. Так правозащитные товарищи легко достигают консенсуса, что и массовые расстрелы – не всегда преступление. Впрочем, США имеют способность выбирать весьма экстравагантные пути развития. Вовсе не факт, что следствием нарастающих протестов будет их подавление, а не принятие красно-коричневого пути развития. И это превращение окажется не менее голливудским, и не менее драматическим, чем возможный силовой вариант.

Американцам ведь есть что вспомнить – предсмертные слова Томаса Джефферсона: «Я убил банки». Джона Кеннеди, подписавшего указ о возврате контроля над изготовлением денег Департаменту Казначейства. Присутствие в Парламенте США Антимасонской Партии. В общем, рекомендую всем запастись поп-корном, и, подключившись к нацеленным на Америку «вражеским голосам» «России Today», наблюдать за кульминацией увлекательнейшего спектакля «Рождение нового мирового порядка».

 

Ревизор

Похожие статьи:

ПолитикаЧто значит быть бедным в США

ПолитикаПод шум племенных войн США ворует деньги

НовостиStandard & Poor's снизило кредитный рейтинг США

ПолитикаБаффет: растерзанная экономика США потянет на дно весь мир

ПолитикаОпубликованы новые данные о расовом составе населения США

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1616 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]