Интервью с президентом Евросуда по правам человека

1 января 2013 - Андрей Митяев
article2742.jpg

Президент Европейского суда по правам человека Дин Шпильманн в интервью DW (Немецкой волне) о деле Юлии Тимошенко, особенностях работы в Страсбурге и связи между музыкой и правами человека.

 

DW: Господин Шпильманн, вы вот уже восьми лет работаете судьей в Страсбурге. Какое дело вас лично затронуло больше всего?

Шпильманн: Сложно сказать. Мне выпала честь заниматься многими делами. Могу привести два примера. Во-первых, это «Салдуз против Турции». Это дело было важнейшим, что касается права на защиту и права подсудимого на адвокатскую помощь во время первого допроса.

Второй случай касается антитеррористического законодательства - дело «Саади против Италии». Суд отметил, что пытка человека никогда не может быть легальной, даже на фоне антитеррористического расследования. Человеческое отношение и запрет пыток - это абсолютное право, которое никоим образом не должно быть выхолощенным.

Давайте кратко поговорим о вашем профессиональном прошлом. Когда и как вы заинтересовались именно правами человека?

Я изучал международное право в университете. Важной частью международного права, конечно, есть и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Как адвокат я специализировался на уголовном праве и преподавал его потом в университете. Для меня было совершенно естественным смотреть на права человека как главный ориентир. И я всегда отстаивал права человека. Очевидно, это и было одной из главных причин, почему я в конце концов стал судьей в Европейском суде по правам человека.

 

Наверное, здесь можно уже говорить о династии. Ведь ваш отец тоже был судьей в Страсбурге?

Да, мой отец тоже работал судьей в Европейском суде по правам человека. Ему, как бывшему прокурору тоже было крайне важно защищать права осужденных. Можно сказать, что это передалось мне по наследству.

В вашей биографии можно прочитать, что вашим вторым большим увлечением является музыка. Какой композитор и какая эпоха вам больше всего?

Больше всего меня впечатляет так называемая «старинная музыка». Я сам играю на органе и отношу себя к большим поклонникам творчества Баха. Но с удовольствием слушаю и старинных английских мастеров.

 

Как-то вы написали статью о музыке и права человека - не могли бы вы объяснить, что общего имеют эти два понятия?

Музыка и права человека четко связаны между собой. Музыка и Европейская конвенция пересекаются в тот момент, когда речь идет о свободе мысли. Но музыка может быть использована и против прав человека, ей могут злоупотреблять. Здесь я имею в виду пытки, тогда она становится частью проблемы. Итак, мы практически имеем два аспекта: музыка в контексте прав человека и свободы мысли, с одной стороны, и с другой - музыка как угроза.

Господин Шпильманн, граждане из 47 стран - от Португалии в Азербайджан - могут обратиться в Европейский суд по правам человека. Из каких стран поступает больше всего жалоб?

Есть пять стран, из которых Европейским судом по правам человека рассматривается большое количество жалоб: из Украины, России, Турции, а также из Румынии и Польши. Это страны с высокими показателями. Впрочем, хочу отметить, что здесь или там каждая страна-член Совета Европы имеет проблемы с соблюдением прав человека, и маленькие страны тоже. Этими делами мы также занимаемся.

Более 100 тысяч дел ждут в страсбургском суде рассмотрения - как может одно учреждение справиться с такими объемами?

Мы приняли определенные меры - особенно в прошлом году. Благодаря политике приоритетов мы повысили производительность нашего труда: сначала мы рассматриваем приоритетные дела, а затем - другие жалобы. Нам также очень помогает усиленная эффективность работы отдела фильтрации. В нем отбирают дела, которые совсем не относятся к нашей компетенции. Еще многое предстоит сделать, учитывая увеличение количества похожих по природе и происхождению жалоб, которые мы называем "хорошо обоснованными". Для их рассмотрения мы должны находить более быстрый и эффективный путь. Я бы отметил, что прежде всего страны, которые являются членами Совета Европы, должны соблюдать и внедрять положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Чем эффективнее здесь будут отдельные государства, тем меньше жалоб будет поступать в суд.

И еще относительно реформ, о которых вы только что упомянули. В Страсбурге сейчас работает 20 судей из России в отделе регистрации, которые "отфильтровывают" дела по важности. Означает ли это, что они могут сами решать, должен или нет рассматриваться тот или иной случай из России?

Нет, эти молодые судьи работают в отделе регистрации частично в рамках нашей стажировочной программы. Стажировка означает, что страны-члены Совета Европы направляют к нам молодых судей, которые помогают судьям Европейского суда по правам человека при подготовке к рассмотрению имеющихся дел. Это очень большая помощь. Судьи ЕСПЧ обрабатывают дела, поступающие с помощью участников этой программы стажировки, которые являются ассистентами, но не имеют отношения к принятию решений по делам.

Вы уверены в том, что страны посылают в Европейский суд по правам человека "правильных" специалистов?

Абсолютно. Мы имеем надежную систему, которая позволяет обеспечить, чтобы в программу стажировки попадали только те молодые люди, которые лояльно относятся к Европейскому суду по правам человека и принципам конвенции. Результаты имеем позитивные. У нас не было проблем с несоответствующим поведением - наоборот, мы радуемся тому, насколько эффективно работает отдел регистрации.

 

Перед тем, как Вы возглавили Европейский суд по правам человека, вы участвовали в рассмотрении дела экс-премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, которая пожаловалась на то, что в Украине ее приговорили по политическим мотивам. Что это значит, работать над такой взрывоопасной в политическом смысле делом?

Это так называемое "дело на рассмотрении", то есть - ныне процедура его рассмотрения не завершена, поэтому я не могу говорить о нём в подробностях. Конечно, к нашим задачам относится и работа с делами, которые могут повлечь за собой политические последствия.

Хочу подчеркнуть, что при рассмотрении наших дел мы не обращаем внимание на политические обстоятельства, а при оценке каждого случая, применяем исключительно правовые масштабы. Мы действующая юрисдикция, которая является составляющей системы.

И все же вы действуете в политическом мире. Возвращаясь к делу Юлии Тимошенко, не сталкивались вы с попытками политического давления, не было в этом смысле, скажем, телефонных звонков из Киева?

Еще раз подчеркну, что ничего не могу сказать о деле Тимошенко. Как я уже объяснил, это дело еще рассматривается, поэтому я не буду его комментировать. Понятно, что мы рассматриваем много чувствительных случаев, этого мы избежать не можем.

Какую роль играет Европейский суд по правам человека в Европе? Каково политическое значение этого института?

Европейский суд по правам человека потенциально изменил жизнь каждого гражданина. Это самое важное, чего мы достигли. При этом я имею в виду права обвиняемых, задержанных, а также представителей национальных меньшинств. Во всех этих сферах достигнуты существенные изменения, и это значительная заслуга этого суда.

 

Перевод: ГК Социальная сеть

 

Похожие статьи:

НовостиУкраина должна выплатить пострадавшему гражданину 154 тысячи евро

Правовая защитаУкраина в тройке лидеров по числу обвинительных приговоров Европейского суда

НовостиЖитель Харькова, которого пытали в милиции, выиграл дело в Европейском суде по правам человека

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: 0 Голосов: 0 879 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]