Чего боятся украинские политики?

15 ноября 2011 - Администратор
article762.jpg

Страх «разоблачения» заставляет политиков прятаться от общества за высокими заборами.

Одним из главных политических героев последнего месяца стал, как ни удивительно, забор. Обычный забор из металлических прутьев. Популярным его сделало место стояния - им народные избранники «пометили» свою территорию и отгородились от избирателей. Такое, на первый взгляд, примитивнейшее архитектурное сооружение оказалось симптомом распространенных среди политиков фобий.

Каждый человек в той или иной мере подвержен страхам или тревогам. Сложности начинаются, когда его страхи сказываются на ближайшем окружении. Еще сложнее, если это массовые фобии представителей политического Олимпа. За 20 лет политические элиты сформировались как определенный клан, каста. Представители этой социальной группы генерируют свои страхи с момента, когда они в эту группу попали. Особенности  вхождения в это пространство, характер приобретения состояния и возможность поддержания статуса в условиях наших реалий всегда вызывают сомнения в части законности действий. Поэтому непременным спутником такого политика является страх легитимного разоблачения, за которым рано или поздно общество может потребовать национализации. «Потеря власти – главная фобия политиков, ведь власть – это и деньги, и влияние в обществе и многое другое», - считает Вадим Карасев, эксперт по политическим вопросам. В этой социальной среде тема «забора» как раз очень актуальна, особенно если посмотреть на имения представителей политэлиты, где эти страхи переходят в материальное воплощение. Чтобы получить ощущение безопасности, ограждаются не только жилые помещения, но и участки леса, выходы к водоемам. Следующий круг защиты – штат охраны, как личной, так и той, что охраняет жилье. Наконец, представители самых высоких эшелонов власти передвигаются по городу только в кортежах, в сопровождении машин МВД и даже «скорой помощи».

И снова «голый король»

Боязнь разоблачения может быть как в части источников получения дохода, так и в отношении правомерности назначения на высокие государственные посты. Часть из них своей публичностью,  присутствием в прессе создают впечатление общественной значимости. С другой стороны, те из них, кто склонен к рефлексии, понимают, что на самом деле они мало что значат с точки зрения профессионализма. То есть ощущение того, что эти граждане не на своем месте, присутствует у них постоянно. Как говорит Константин Матвиенко, эксперт корпорации стратегического консалтинга «Гардарика», «если понаблюдать за некоторыми политическими персонажами, можно сказать, что, войдя в политику лет 15-20 назад, они по своему информационно-культурному, образовательному, этическому уровню не были адекватны занимаемым должностям. Более-менее комфортно они начинали себя чувствовать лишь к концу каденции, когда система была коррумпирована настолько, что их подчиненные, как в представительской части, так и в исполнительной, были не лучше, чем они. Только после этого они начинали себя чувствовать более-менее уверенно. Тот же Леонид Кучма в начале своей деятельности на высшем государственном посту прекрасно понимал, что он не соответствует стране, которой взялся управлять. Только в конце своего президентства он считал свое пребывание на этой должности вполне естественным».

Есть основания полагать, что и те управленцы, которые сейчас представляют руководящее звено страны, абсолютно четко осознают свою неадекватность тем заданиям, которые перед ними стоят. У них велик страх разоблачения в том, что эта неадекватность будет обнаружена обществом, поэтому они, используя нехитрый прием очернительства, обвинения конкурента в непрофессионализме, проводят политику перекладывания вины за просчеты в работе на  «папередников». Второй прием, используемый для маскировки собственной несостоятельности, - бравурные отчеты о якобы достигнутых успехах.    

Цепная реакция

Сейчас можно фиксировать появление нового явления – страх социального взрыва в своей среде, вызванный обострением процесса передела собственности между элитами, передела сфер влияния. Обострился и процесс пересмотра статуса элит, и не только на внутриукраинском уровне, но и под европейским, евроатлантическим, российским углами зрения. Этот процесс может привести к делегитимизации, что означает не только имущественные убытки для этих людей, но и потерю того, что они, собственно, и считают своим статусом, в соответствии с которым себя идентифицируют. Эти два базовых страха – разоблачения и возможности организованного сопротивления существующим общественно-политическим процессам - сопровождаются переживаниями и динамикой, которая будет иметь далеко идущие последствия. Дмитрий Выдрин, политолог, советник Президента делает вывод, что «сейчас появилась новая фобия – боязнь будущего. Раньше эта фобия была характерна для простых людей, в Финляндии в 80-е годы появилось даже отдельное направление в психологии, разрабатывались методики, которые учили людей не бояться будущего. На Западе эта общественная фобия несколько «залечилась», зато возродилась у нас, в элитной среде. Все политики высокого ранга, которых я знаю, опасаются за свое политическое будущее, боятся потерять власть. Причем, независимо от того, что они представляют – власть или оппозицию.

В результате «фобий», проявляющихся в соперничестве внутри правящего клана, возникают различные острые конфликты. Некоторые из них заканчиваются тюремным заключением – как, например, с бывшим главой Госкомфинуслуг Василием Волгой: по официальной версии, ему предъявлены обвинения в коррупции. Но, по словам пожелавшего остаться неназванным источника «Главреда» в Партии регионов, главным движущим моментом ареста была все-таки боязнь того, что Волга приобретет состояние и политический вес внутри клана.  

В качестве примера можно привести и конфликт с семьей Ландиков. Пострадавшим от этого конфликта, в конечном итоге, стало общество, наблюдавшее за действом. Подобных конфликтов в стране возникает множество, но они не вызывают такого общественного резонанса. В то же время, замалчиваются гораздо более серьезные правонарушения, от них сознательно отвлекается внимание. Используется технология, когда выхватывается один незначительный эпизод, героем которого выступает знаковая для власти фигура, и этим эпизодом прикрывается масса других гораздо более значительных преступлений. История с покупкой «Черноморнефтегазом» установки для добычи нефти, маржа от которой, по версии журналистов, проводивших расследование, составила 150 млн долларов и досталась руководителю профильного ведомства, не получила огласки, за исключением публикации в одном издании. А ведь это тема нецелевого использования чиновниками огромных государственных средств, то есть та же коррупция.

Путь к выздоровлению

Фобии политиков и производные от них трансформируются в неверие в системные институты государства, которое в конечном итоге может привести к деконструкции сначала забора возле Верховной Рады, а далее – и системы в целом. Как утверждает Михаил Сологуб, профессор Université Paris 1 Panthéon Sorbonne, именно «доверие есть основа функционирования институтов государства. Его проявления  можно наблюдать в функционировании юридической системы, отношении к праву собственности, наконец, в гражданском обществе». Но в сложившейся ситуации процесс деконструкции грозит стать необратимым, так как социальный накал продолжает увеличиваться. Свежий опыт Ливии, Египта, Туниса показывает, во что выливается отсутствие реакции власти на внутренние настроения. Надо заметить, что диктаторы всегда обладали набором фобий. Судьбы Чаушеску, Саддама Хусейна, Каддафи и т.п. тоже генерируют фобии у нынешних политиков.

Оптимисты скажут, что в Украине сейчас революция, подобная «арабской весне», невозможна. Но это не освобождает власть от необходимости переформатировать государство на демократических основах. Хочется верить, что двигаться мы будем в направлении европейских ценностей, но это реально лишь в случае, если мы их разделяем. Этот путь более сложный, чтобы идти по нему от фобий должны избавиться не только политики, а общество в целом.

Наталья Кондратьева, «Главред»

Похожие статьи:

ПолитикаУкраина пустеет

Правовая защитаЧто нам ждать от пенсионной реформы

ПолитикаИдейные наследники Геббельса в "государственном" прямом эфире

НовостиВыборы в парламент Украины пройдут в октябре 2012 года, выборы президента – в марте 2015

Политика«Наши деньги»: риторика правильного социализма

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: 0 Голосов: 0 836 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]