Умер американский Лев Толстой

10 августа 2012 - Администратор
article2275.jpg

Ушел писатель, мечтавший дожить до торжества демократии в США и утверждавший, что война в Ираке проиграна.

 

Одна моя знакомая уверяет, что американцы — это нация Микки-Маусов: «Снаружи вроде как люди, а присмотришься: внутри — все Микки-Маусы!». В общем, я с ней согласен. Но Гор Видал, умерший 31 июля на 87-м году жизни, в отличие от подавляющего большинства рядовых верноподданных американской мечты не был Микки-Маусом. Он был великим американским писателем, которому принадлежат самые нелицеприятные слова о Соединенных Штатах: «Мы воюем непрерывно. И мы утратили шанс на культурное лидерство во всем, кроме примитивной «развлекаловки». В общем, мы так и не создали собственную цивилизацию. Потенциал у нас был, но ему не дали реализоваться. Мы слишком усердно строили империю, а страной руководили третьеразрядные мошенники».

К сожалению, по большому счету Гора Видала у нас не знают. Официальная Америка на протяжении десятилетий делала все, чтобы отвлечь внимание от этого самого качественного продукта своей интеллектуальной культуры. Она экспортировала все что угодно — от ковбойских шляп до «демократии», от сисек Анн Николь Смит до задницы Мадонны, пытаясь создать соблазнительный образ себя, — только не Видала. Ему не давали премий, его не пускали в политику, ему препятствовали печататься и даже создавали заговор молчания вокруг его произведений, пытаясь сделать все, чтобы его забыли. Америка поддерживала свободу слова везде, но урезала ее как могла для Гора Видала, потому что он критиковал не Кремль, а Вашингтон. И тем не менее ничего не могла с ним поделать. Все ограничительные меры перевешивало человеческое любопытство: что еще написал о нас этот «подлец»?

А писал Видал много. И по любому поводу. И романы, и сценарии, и публицистику. Стиль у него был легкий, мысли — острые. Он уничтожал американские исторические мифы в романе «Линкольн», изображая «великого президента» и «борца с рабством» обычным политиканом. Издевался над «средней американкой» в сатирическом романе «Майра Брекенридж», описывая ее дрессированным рекламой тупым существом — не потенциальной матерью свободных граждан, а достойной подругой Микки-Мауса. Покушался на религиозные догмы в поздней книге «Репортаж с Голгофы: Евангелие от Гора Видала». И вдоволь стебался над американской пропагандой эпохи Буша-младшего в сборниках эссе «Почему нас ненавидят? Вечная война ради вечного мира» и «Имперская Америка». А также давал десятки интервью, объясняя, что всемирный американский поход за свободой — это «Полная сновидений война: кровь ради нефти и хунты Чейни-Буша» (так называлось одно из его последних публицистических произведений).

«Войну в Ираке мы проиграли независимо от того, как долго там останутся наши войска, — говорил Гор Видал, когда война в Ираке только разгоралась, и добавлял. — Мы движемся к абсолютной катастрофе, а американский народ оказался безоружным — в правовом смысле этого слова. Если американский гражданин окажется в большой беде — я говорю об этом со всей серьезностью — к кому он обратится? Он не может обратиться к своему конгрессмену, поскольку тот помогает «Дженерал Моторс» или какой-то другой компании, заплатившей за его избрание. Он не может обратиться к исполнительной власти, поскольку сегодня эта власть управляет концентрационными лагерями и не любит инакомыслия. Судебное разбирательство очень дорого, а суды высокой инстанции, скажем так, не на нашей стороне».

Нам навязывают миф о самой передовой американской политической системе, где источником власти является народ, а Гор Видал, знавший этот механизм не понаслышке, утверждал совсем другое: «В США существует только одна партия — партия имущих, имеющая два крыла: республиканское и демократическое. Республиканцы тупее, коснее и более догматичны в своей поддержке неограниченного капитализма, чем демократы — те симпатичнее, приятнее и чуточку коррумпированнее (по крайней мере, до недавнего времени) и скорее, чем республиканцы, готовы делать мелкие уступки, когда бедные, черные и антиимпериалисты выходят из-под контроля. Но, по сути, между двумя партиями различий нет».

Чаще всего при упоминании Гора Видала приходят параллели с нашим Львом Толстым. И тот и другой появились, когда их империи находились в зените могущества. Оба происходили из хорошо информированной высшей прослойки общества. Дед Толстого — русский губернатор. Дед Видала — американский сенатор. Оба в юности участвовали в войнах. Толстой — в Крымской. Видал — во Второй мировой. Оба дебютировали произведениями о войне, используя в качестве литературного материала свои непосредственные впечатления. И оба были «ужасными детьми» своего класса, высмеивая ту привилегированную касту, из которой и вышли. Оба были отлучены — Толстой официально от православной церкви. Гор Видал — неофициально от мира американской политики. И оба символизировали кризис и надлом империй. Кстати, если Лев Толстой написал в свое время памфлет «Не могу молчать», то Гор Видал вполне мог бы быть автором подобного же произведения. Что у самой догадливой части Америки было на уме, то у него — на языке.

«У нас абсолютно продажные СМИ, готовые распространять любую ложь, угодную государству, — растолковывал автор «Последней империи». — Американские СМИ почти по определению — орудие владеющих ими американских корпораций. Ничего другого от них и ожидать нельзя».

Это утверждение прекрасно объясняет, почему ни одно из украинских грантоедских изданий, финансируемых из США, не отозвалось на смерть Гора Видала. А зачем? Вдруг хозяева обидятся и перестанут подкидывать подачки? Пусть лучше «маленькие украинцы» остаются маленькими и не подозревают, что самым главным критиком современной Америки был американец!

Гор Видал не переоценивал возможность писателя влиять на политику, но он приводил пример Руссо и Вольтера, чьи вольнодумные произведения в XVIII веке коренным образом изменили мир, став идеологической основой французской революции. Явление Гора Видала свидетельствует о начале заката американского мира. Как и дореволюционная царская Россия, ныне он стоит над пропастью. Разве что пропасть эта воистину глобальная, как современный мир.

«Мы говорим, что несем демократию в Ирак, — незадолго до смерти писал американский Лев Толстой. — А в результате опять вечная война за вечный мир… А кто будет после войны с Ираном? Россия? Или кто-нибудь еще? Господи, помоги нам не разозлить Китай. Их ведь намного больше, чем нас. Эта война закончится нашим разгромом, и именно поэтому я хочу, чтобы мы выбрались из нее как можно скорее. Я хочу, чтобы мы попытались вернуть домой свои войска. Я хочу, чтобы мы изобрели более реалистичную систему образования. Дело в том, что я уверен: когда-нибудь демократия придет и в США, и очень хочется быть в это время живым, чтобы отпраздновать ее приход».

Жаль, не дожил…

 

Олесь Бузина

Похожие статьи:

ОбществоИстории от Олеся Бузины. Революция, похитившая победу

ОбществоИстории Олеся Бузины: Вечное обаяние белого дела

КультураИстории от Олеся Бузины: Кровавый библиотекарь князь Ярослав Мудрый

ОбществоСказки от Олеся Бузины: Сказка о независимой ноге

ОбществоИстории от Олеся Бузины: от дивана до Майдана

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1348 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]