«„Generation П“— очень современная история»

Опубликовано: 2466 дней назад (22 февраля 2011)
Рубрика: Кино
Редактировалось: 3 раза — последний 3 мая 2012
+1
Голосов: 1
В апреле на российские экраны выходит фильм «Generation П» по одноименному роману Виктора Пелевина.
Съемки первой картины по произведению Пелевина растянулись почти на четыре года, в основном из-за финансовых трудностей— независимый проект не финансировался ни государством, ни телевидением.
В фильме снялись Михаил Ефремов, Владимир Меньшов, Рената Литвинова, Иван Охлобыстин, Александр Гордон, Леонид Парфенов, а главную роль рекламщика Вавилена Татарского сыграл Владимир Епифанцев.

Режиссер ленты Виктор Гинзбург рассказал о съемках фильма.
Почему, прожив много лет в США, вы решили снять фильм про Россию?

Все очень просто: я прочел роман Пелевина достаточно поздно, году в 2001-м, и тогда же «увидел» фильм, который очень захотел снять. С тех пор я пытаюсь воплотить это видение в некую реальность. Уже почти воплотил.

Рекламный ролик фильма гуляет по сети более двух лет, но премьера состоится только в апреле 2011-го. Что заняло так много времени?

Съемочный период затянулся очень сильно по многим причинам, в основном по финансовым. «Generation П»— воистину независимое кино, оно не финансировалось ни государством, ни телевидением. Хотя один из ведущих телеканалов хотел войти в проект, я сразу понял, что это будет совсем другой фильм, в котором будет утверждаться кастинг, сценарий и формат, и пришлось отказаться от их участия. В итоге съемки заняли три с половиной года. Мне очень повезло с ключевыми участниками процесса— это оператор-постановщик Алексей Родионов и моя супруга Джина, которая является сценаристом и сопродюсером.

Какое впечатление произвел на вас при встрече Виктор Пелевин?

Замечательное. Мы встретились в Москве и довольно легко нашли общий язык. Понимаете, его книги— это некое откровение, он— Учитель, человек, который объяснил мне очень многое, в том числе и в романе «Generation П». И я надеюсь, что поделюсь этим знанием с еще более широким кругом людей.

Пелевин принимал участие в обсуждении сценария?

Нет. На начальной стадии мы тесно пообщались на эту тему, и поначалу у Виктора была вполне предсказуемая реакция: «Это неэкранизируемо». Но так как он самый умный человек на планете, он очень быстро понял мою мысль и поддержал. (Улыбается).

Владимир Епифанцев, который играет в фильме главную роль, до этого снимался в основном в боевиках. Как вам удалось добиться от него совсем другой актерской игры?

Путем труда, скажем так. Эта роль, наверное, в корне отличается от всего, что Володя играл до этого, и мне долгое время сложно было до него донести смысл того, что происходит. Но сейчас у нас есть отличный результат. Володя замечательно сыграл в картине, а количество дублей остается известным только некой внутренней команде.

Кстати, о дублях. Говорят, что вы дотошный режиссер и требуете от артистов переснимать одну и ту же сцену много раз. Это правда?

Правда. Зачастую режиссеру не столь важно знать, чего он хочет от актера, а важнее знать, чего он не хочет. И в этом поиске рождается истина.

Чем различается подход к работе с актерами в России и на Западе?

Принципиально— ничем, но в России этика и культура работы, как мне кажется, исказились. Хотя есть исключения, актеры здесь главным образом зарабатывают деньги, а не пытаются сыграть нечто, что останется в вечности. Они давно на это все плюнули, и им абсолютно все равно. Но в конечном итоге это не их вина, а вина тех текстов, которые их заставляют произносить, тех условий, которые им диктуют продюсеры, когда качество не является главной задачей. Некая халтура стала доминировать, и это часть кризиса в российском кинематографе.

А вы смотрели что-нибудь из современного российского кино?

Мне нравятся все фильмы Алексея Балабанова, я с удовольствием их смотрю. «Кочегар»— шедевральная вещь. Ничего другого магического, волшебного я не видел, к сожалению.

Что было для вас главным при подборе актеров?

Знаете, все актеры без исключения приходили на пробы, мы с ними работали, и я максимально честно пытался понять, насколько этот человек может воплотить данную роль, что он в нее принесет, насколько ее раскроет, насколько будет в ней интересен. Это был абсолютный, откровенный, искренний поиск актера.
Изначально мы договорились с Костей Хабенским, чтобы он сыграл Вавилена Татарского, но когда мы запускались, Костя сказал, что его попросили сняться в главной роли в фильме «Адмирал» — и в этот момент я потерял Костю Хабенского. Еще мы подписали договор на Азадовского с Федей Бондарчуком, который тоже искренне хотел сыграть эту роль. (В итоге Леонида Азадовского в фильме сыграл Михаил Ефремов.— BBC). Он ждал нас, но потом продюсеры забрали его на съемки фильма «Обитаемый остров»- и тогда я потерял Федю. Так что конечный результат— это мистическая вещь, его можно контролировать только до определенной степени.

Для чего вы взяли в фильм Леонида Парфенова?

С Парфеновым все было однозначно. Он— летописец, а мне нужен был некий эпилог, потому что конец романа— это эпилог. В кино мне нужно было перевести это в язык, понятный зрителю, и никто, кроме Парфенова, не мог бы выполнить эту задачу в сюжете так эффективно.

В 15-летнем возрасте вы уехали из СССР в США, где с тех пор постоянно живете. Какой культуры в вас больше— российской или американской?

Очень сложный вопрос, потому что они совмещаются во мне абсолютно равноценно. Я чувствую себя американцем в России и русским в Америке. И в фильме этот конфликт ценностей— старых советских и новых западных— для меня близок и понятен.

Где вы жили в 1990-е годы?

Я впервые вернулся в тогда еще Советский Союз в 1991 году. Я успел поймать коллапс империи.

На ваш взгляд, как российское общество сейчас относится к 1990-м?

Думаю, сейчас происходит осознание глобальной значимости этого периода для России. Когда живешь во время революции, еще не осознаешь, к чему ведут все эти процессы. А сейчас можно все оценить, посмотреть назад, и это осознание очень актуально.

Раньше, как говорил главный герой романа Пелевина, рекламу нужно было адаптировать под совковую ментальность. А сейчас? Сложилась ли какая-то новая ментальность на месте совковой?

Наверное, мы все еще доживаем некую эпоху гламура, достаточно аполитичную. Но мне кажется, эта эпоха скоро закончится.

А что придет ей на смену?

Вот сейчас начались революции в арабских странах, я не знаю, что будет дальше. Очень сложно предсказать такие явления, знаете. Но мне кажется, эта информационная революция, которая витала в воздухе уже давно, достигла своего пика, и сейчас в России, так сказать, беременная ситуация. Скоро она разрешится.

Вы как-то говорили, что искусство немыслимо без социальной и политической остроты. В чем острота фильма про ушедшую эпоху?

Я считаю, что все искусство должно иметь социальный и политический контекст, иначе это просто декоративная пустышка. Если посмотреть на любое искусство вне контекста времени, оно теряет смысл. Так что «Generation П»— очень современная история. Все вопросы виртуальной политики, которые Пелевин задал тогда, актуальны по сей день.

Действие романа «Generation П» заканчивается в 1990-х, а действие фильма доходит до наших дней. Есть ли Вавилену Татарскому место в современности?
Мне кажется, вавиленов татарских достаточно много в нашей повседневной жизни. А вообще, этот роман уходит в утопию. Грань между реальностью и фантазией стирается, и в этом одна из задач фильма. Ведь в конце концов, Вавилен Татарский становится земным богом богини Иштар. У него очень серьезная ответственность, из этой масонской ложи просто так не выйти. И вопрос: «Кто же за этим всем стоит?» — становится главным.

Фильм про рекламную индустрию, наверное, невозможен без продакт-плейсмента?

У нас его нет! Понимаете, продакт-плейсмент— это крупный план логотипа или бренда в кадре, например, когда банка кока-колы стоит на столе во время разговора двух героев. А когда главный герой в конце фильма становится полубогом и говорит своей секретарше заменить всю пепси-колу в буфете на кока-колу— это не продакт-плейсмент, а метафора всего пути, который он прошел. Это кино было бы немыслимо без участия ведущих брендов. Они играют сюжетообразующую роль.

Фильм целиком и польностью снимался в России?

Да, в Москве. Правда, у нас была одна-единственная экспедиция в Кострому. Нам нужно было снимать мухоморы, а наш график не совсем совпал с урожаем мухоморов в Подмосковье. Поэтому мы кинули клич по всей стране, и выяснилось, что если мы через неделю окажемся в Костроме, то успеем. И я должен сказать, костромские леса были полны роскошных мухоморов.

В кадре они выглядят очень аппетитно.

Они вкусные, кстати. Но опасные, никому нельзя давать. Поэтому когда настал судьбоносный момент, где мой главный герой должен был реально съесть мухомор в кадре, то я вынужден был показать Володе Епифанцеву пример перед всей съемочной группой…

Вы прямо как Роман Полански, который прыгал с крыши, чтобы доказать Эдриану Броуди в «Пианисте», что это возможно.

Правда? Я не знал. (Смеется). Это был такой камикадзе-момент. Терять уже нечего, надо прыгать с крыши.

Источник: Газета.ру
Проекционное шоу в Харькове | Мысль, заполняющая Бесконечность. Уильям Блэйк.

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]